вторник, 13 января 2015 г.

Димасян по ходу понял, что по первому требованию и первым рейсом его к бабуле не отправят, и решил бороться с родителями вполне проверенными способами, которые наверняка прописаны в их наверняка существующем малышачьем кодексе. Не могу ручаться за остальных, но наш малыш всем этим правилам следует неукоснительно. 
Вчера он, потеряв бдительность, весь день проспал, а я все это время блаженствовала в тишине и, попивая чай, печатала пост. Проснулся ближе к вечеру и, как водится, без настроения. На все мои предложения поесть кашу, попить сока, почитать книжку отвечал неизменным "неее". 
Ну ладно, значит, пойдем гулять. Снова "Неее". Одеваюсь сама, он начинает паниковать, хотя по-прежнему отказывается идти на улицу. Одеваю брыкающегося его, на этапе варежек он уже не сопротивляется - устал. Выходим во двор, идем на соседнюю площадку, пару раз скатывается с горки и вспоминает, что ему надобно снег копать. А лопатка дома, потому что он отказывался брать ее с собой. Идем домой, поднимаемся за лопаткой, спускаемся снова. Димасян идет откапывать проход к горке, попутно валяясь в снегу. Через минут 10-15 попец начинает подмерзать, а ноги в изитонах мокнуть от хождения по сугробам за шустрым снеговиком. Но теперь, конечно же, Дима отказывается идти домой, ему и тут хорошо: в снегу валяться разрешают, снег с моськи отряхивают после каждого падения, лопату за тобой носят. 
Жалуюсь, что мама замерзла, слышу в ответ: "Мам, дёём!". Дальше по сугробам, значит, идем. 
В конце концов, начинаю предлагать ему, что дома мы посмотрим мультики, а я еще я дам ему чаю, которого он любитель жуткий. Мой царь и бог соглашается и по сугробам катится в сторону дома. 
Наконец, мы дома. Мать-ехидна уже и забыла про обещанный чай, принялась готовить ужин. Но тут появляется царенок: "Мам, чай!". Чай так чай. Включаем, ждем, каждые полминуты мне напоминается, что чаю бы, мама, мне надо срочно. 
Наливаю, вырывает кружку из рук, не давая остудить. Говорит, что Дим сам подует. Ну дуй. Уходит к своим мультикам. Через минуту возвращается с требованием остудить. Окей, остужаю, отдаю. Уходит. Через пару минут слышу стук пластика о пол. Выжидаю, тишина. Ну, думаю, не чай, а то он обычно расстраивается, когда проливает что-то. Через минутку ребенок стоит перед дверью ванной, я наблюдаю. Никак не открывается, требует: "Мам, акой". - "Зачем тебе в ванную?", - требовательное "Мааам, акой дерь!". Открываю, он хватает швабру. Иду в комнату, на полу, конечно, чай. Не успев ничего сказать, слышу сзади шкодный смех. Дмитрий Алексеич начинает вытирать пол, предлагаю помощь, деловито отодвигает ручонкой меня к двери: "Дим сам". Ну сам так сам. 
Через минуту тащит швабру обратно в ванную, радостно докладывая, что все. Хвалю, беру швабру и иду вытирать остатки. Тут, конечно, слышу: "Мам, чай!". Показываю на пол: "Вот твой чай, ты его разлил". Уже требовательное: "Мааам, чаааююю Дииимкее". Для убедительности топает ножкой. 
И вот с одной стороны так радует, что такой он самостоятельный становится и разговаривает вполне уже понятно. Но в какой момент мой милый ласковый мальчик превратился в шкодного вреднющего пацана, который порой совершенно отказывается слушать то, что ему говорят, порой что-то делает назло? И ведь понимает все, зараза, но все равно делает по-своему. 
С родителями он борется с утра до позднего вечера, даже уснув, не дает себя укрыть, ворча и пиная одеяло и тебя самого. И лишь под утро приползает сонная мордочка, бормоча, что хочет спать на маме, перекрывает кислород, тычется носиком мне в лицо и засыпает. Думаешь, какое же блаженство. Но через пару часов монстрик выспится и снова начнет свой протест.
Жду, выжидаю, что же будет дальше. Кажется, там еще интереснее

Комментариев нет:

Отправить комментарий